Психологические травмы и маски им соответствующие. Часть вторая.

Need Space

Психологические травмы, пережитые нами в раннем детстве, оказывают весьма пагубное влияние на всю нашу последующую жизнь. В предыдущей статье мы уже говорили о травмах отвержения, покинутости и унижения. А сегодня мы рассмотрим травмы несправедливости и предательства. Они могут как сочетаться с предыдущими, так и вполне самостоятельно управлять нашими переживаниями. И до тех пор, пока мы не понимаем того, что именно нами движет,  мы попросту обречены попадать в одни и те же проблемные ситуации, строить не удовлетворяющие нас отношения и носить печать этих травм на своем лице и теле. Только поняв, каким образом наши ранние переживания влияют на нас сегодня, мы сможем узнать, как избежать этого бега по кругу в дальнейшем.

Травма предательства — маска контролирующего. Эта травма возникает в период Эдипова комплекса (в возрасте 3-6 лет) и связана с развитием сексуальности ребенка. В это время ребенок усиленно старается построить свои отношения с родителем противоположного пола, завоевать его любовь и признание. Этот родитель становится для него самым важным и самым лучшим существом в мире. И особенно тяжело становится ребенку тогда, когда этот, столь значимый для него человек, предает его. А это предательство может иметь совершенно разные формы и масштабы.

Самый распространенный вариант обмана родителями ребенка — это невыполнение данного ему обещания, особенно если такое поведение повторяется неоднократно. Да, у взрослых есть масса других обязательств, но обещание родителя, данное ребенку — это самое важное обещание в его жизни. И если малыш целый день прождал своего папу, чтобы вечером сходить в зоопарк, а тот не пришел, то для ребенка это большой стресс, сродни крушению мира. Ведь папа — человек всемогущий, и если он не пришел, это не значит, что он не смог это сделать по каким-то причинам. Это значит, что он попросту не захотел!

Еще один вариант распространенной формы предательства — это измена родителю одного пола с ребенком. Ребенок будет чувствовать себя таким же преданным, как если бы с ним самим так поступили. Третий вариант предательства — это явное предпочтение, оказываемое родителем ребенку другого пола. Если папина дочка после рождения мальчика больше не чувствует себя таковой, то ее переживания будут сродни тем, какие испытывает низложенный король или освистанный своей публикой кумир.

Когда мама мальчика, стремясь устроить свое женское счастье, оставляет ребенка на попечение бабушки или попросту отправляет его в интернат или Суворовское училище, то не удивительно, что такой ребенок почувствует себя преданным. Следующий вариант предательского поведения родителя — это наказание, не соответствующее по силе значимости проступка или наказание без объяснения, за что оно применяется. Такая неадекватная с точки зрения ребенка реакция родителя также приводит к развитию у него травмы предательства.

И наконец, самая жуткая форма родительского предательства — это вступление в половой контакт родителя со своим ребенком. И не важно, маленькая ли это девочка, столь горячо любимая своим отцом, что он делит с ней постель или мальчик-подросток, соблазненный матерью, даже легкий намек на возможность сексуальных отношений с родителем может оказать сильное травмирующее воздействие на психику ребенка.

В ответ на пережитое в детстве ощущение предательства, человек вырабатывает у себя маску контролирующего. Эта маска позволяет им всегда сохранять контроль над ситуацией и над самим собой, и демонстрировать окружающим свою силу. Пострадав сами от предательства дорогого им человека, такие люди стараются сделать все возможное, чтобы самим быть исключительно ответственными, сильными и верными людьми, всегда держащими свое слово. А поскольку быть всегда и во всем на высоте попросту невозможно, то они развивают у себя особые защитные механизмы, не позволяющие замечать свои собственные промахи.

Их лицо и тело будет отражать ту внутреннюю установку собственной силы и значимости, которая есть у контролирующего. Его тело как бы излучает эту силу, особенно в верхней части корпуса. У мужчин это может выражаться в хорошо развитой мускулатуре плечевого пояса при относительно узких бедрах, хотя контраст может быть и не столь значителен. Главное — впечатление силы и мощи, исходящее от всей фигуры, как бы говорящей: Ты можешь на меня положиться. Особенно сильна травма предательства у тех мужчин, которые всячески подчеркивают свою развитую мускулатуру, выставляя ее на показ: выпячивают грудь, округляют руки, в общем, стараются занять как можно больше места в пространстве.

У женщин маска контролирующего проявляется несколько по-другому. У них основной объем сосредоточен не в верхней части тела, а в области бедер. Поэтому и травма предательства оседает именно там. Контролирующий тип женщины будет иметь полные бедра и ягодицы. И чем больше объемы в этой зоне, тем сильнее травма предательства. И даже у относительно худых представительниц прекрасного пола она будет проявляться в печально известном «галифе» на бедрах.

Такие мощные укрепления на бедрах нужны для того, чтобы защитить свою хозяйку от сексуальных домогательств со стороны мужчин, а также послужить ей дополнительной опорой или движущей силой в жизни. Думаю, что внимательные наблюдатели могли заметить, как часто женщины, не рассчитывая на силу своих рук, открывают дверь с помощью мощного нажима бедра — вот он основной таран в жизни женщины, помогающий ей преодолевать препятствия на своем пути.

Если же Вы видите мужчину с широкими бедрами и узкими плечами или женщину с мужским типом фигуры (широкие плечи и узкий таз), то такие пропорции тела указывают на то, что эти люди пережили травму предательства родителем одного с ними пола. Это часто происходит тогда, когда ребенок живет только с одним родителем и становится чрезмерно привязан к нему. При этом второго родителя либо физически нет рядом, либо он попросту не участвует в жизни ребенка.

В любом случае, люди с травмой предательства, будут иметь физически хорошо развитое тело, излучающее силу. Они также могут иметь слегка лишний вес, но он будет восприниматься скорее как признак солидности и основательности, чем как лишний груз. Они также склонны к формированию круглых животиков. Ведь именно в животе по древним верованиям сосредоточен центр жизненной силы.

Контролирующий тип имеет весьма пристальный взгляд. Он призван удержать врага на расстоянии, запугать слабого, показать свою силу партнеру или сопернику. Но этот взгляд умеет также и соблазнять — он как никто другой умеет проникнуть в глубинную суть человека и, узнав его, тут же подчеркнуть его значимость и свою заинтересованность в нем.

Желая контролировать все и вся, люди с такой защитной маской стараются все по максимуму предвидеть, чтобы избежать неприятных сюрпризов. Поэтому они пристально присматриваются к окружающим, чтобы наверняка знать, чего можно от них ожидать. Они могут также перепроверять, насколько хорошо выполнена другими задача, чтобы знать, можно ли на них положиться в будущем. Свое мнение о других людях или событиях они составляют довольно быстро, а составив его единожды, уже нелегко от него отказываются. Для них есть одно мнение — свое и неправильное, поэтому они активно пытаются переубедить окружающих, преодолев их заблуждение. Их рекомендации всегда настоятельны, а мнение безапелляционно. Высказывая его, они делают это так, как будто хотят пресечь любое возможное сопротивление на корню.

Помимо силы, часто используемой для подавления других, контролирующий тип характеризует также высокая скорость, как в мыслях, так и в действиях. Думая и действуя быстро сам, он крайне нетерпим по отношению к более медлительным людям. Схватывая мысль на лету (или думая, что уловил основную идею), контролирующий без зазрения совести может перебить говорящего. Он не видит в этом проявление неуважения, а считает, что просто экономит их общее время. Зато, если прервут его самого, он будет настаивать на том, чтобы досказать свою мысль до конца.

Быстрота мышления позволяет ему успешно и в сжатые сроки осваивать разные новинки. Если кто-то другой не может сделать это так же быстро, это раздражает его. Если его ребенок медленно делает уроки, то такой родитель будет подгонять его и злиться, если это не получится сделать. Вообще же, если у контролирующего что-то не получается с первого раза, это вызывает у него сильный гнев. Он скорее перепрыгнет через препятствие, чем будет терпеливо преодолевать его и поменяет правила игры, даже в ущерб конечному результату. Быть первым для него важнее, чем хорошо сделать свое дело.

Контролирующий тип склонен к резким перепадам настроения, причем он впадает из одной крайности в другую. Еще минуту назад сильный и любящий отец может в одно мгновенье превратиться в чудовище-разрушителя, впадая в гнев из-за какого-то пустяка, что повергает окружающих, особенно детей, в шок. Именно такое поведение родителя — это кратчайший путь для формирования у его ребенка невроза. И именно оно способствует появлению у ребенка той же самой травмы — травмы предательства.

Считая себя трудолюбивым и ответственным человеком, контролирующий с трудом переживает безделье других, особенно лиц противоположного пола. Заметив однажды такое поведение, он  навсегда заносит провинившегося в свой черный список с соответствующим к нему отношением. Сам же он старается, чтобы окружающие знали, что и как он делает, и делает это просто классно. С большим трудом доверяя другим, он прямо таки требует, чтобы все ему доверяли и тяжело переживает, если не видит этого доверия.

Создавая у себя культ силы и собственной значимости, контролирующий не терпит никакого проявления слабости, как своей, так и чужой. Все и всегда должно быть на высоте, особенно он сам. Если же ему это по каким-то причинам не удается, то он попросту откажется от дела, чтобы избежать риска показать кому-либо собственную слабость. Скрывая даже от себя самого свое темную сторону, он тем более старается скрыть ее от других. Поэтому он с трудом устанавливает близкие и доверительные отношения с окружающими, и даже приблизив кого-то, старается не поверять им свои тайны. Зато сам может без зазрения совести делиться конфиденциальной информацией с другими, всегда находя для этого веские оправдания. Опять же, как настоящий слепец, он вовсе не видит в этом предательства.

Контролирующий все и всегда стремится сделать по-своему, и, давая всем окружающим постоянные наставления относительно того, как именно им следует поступить, сам он абсолютно не терпит такого поведения по отношению к себе. Поэтому он испытывает сложности в отношениях с людьми, облеченными властью, вступая с ними в соперничество. Для него просто немыслимо признать свою ошибку, и он всегда найдет аргументы, чтобы доказать, что именно так и следовало поступить.

Хорошо умея считывать с окружающих их ожидания, контролирующий часто говорит то, что от него хотят услышать. Он может давать обязательства, не думая о том, как он будет их выполнять. А когда оказывается не в состоянии сделать это, то всегда находит оправдание в неудачных обстоятельствах или других людях, в общем, во всем, в чем угодно, но только не в себе самом. Манипулируя таким образом окружающими, но не замечая этого в себе, он чутко реагирует на попытки манипулировать им самим, воспринимая их как предательство.

Т.о. все его поведение представляет бесконечную попытку проконтролировать ситуацию и избежать предательства со стороны других, и неосознаваемое собственное предательское поведение по отношению к другим людям, как близким, так и не очень. Именно поэтому часто дети людей с травмой предательства сами имеют такую же травму.

Боясь предательства других, контролирующий с трудом строит свои отношения с противоположным полом. Страх испытать фиаско в этих отношениях заставляет его избегать обязательств по отношению к своему партнеру. Поэтому он предпочитает выбирать занятых партнеров, уже состоящих с кем-то в брачных отношениях. Так он может соблюсти удобное для себя соотношение дистанцированности и близости.

Не смотря на свой страх перед разрывом отношений, который контролирующий воспринимает как свое или чужое предательство, именно этот тип личности чаще всего и переживает эти разрывы. Ведь его нежелание сближаться и брать на себя обязательства не способствует образованию крепкого устойчивого союза. И каждый такой разрыв воспринимается им как катастрофа и как изощренная пытка, когда человека режут по живому.

Часто маска контролирующего сочетается у одного и того же человека с маской зависимого. Такие люди, переживая изначально травму покинутого, решают для себя преодолеть возникшую в ответ на эту травму маску зависимого, и развивают у себя силу, необходимую для маскировки этой травмы. Т.е. у них маска контролирующего наслаивается на первичную маску зависимого, компенсируя ее, но не стирая полностью. Особенно видно такое наслоение может быть на лице, когда сильный и решительный взгляд таит внутри глубокую печаль, а привычно улыбающиеся губы, расслабляясь, обнаруживают в своих опущенных уголках тщательно скрываемую горечь.

Травма несправедливости — маска ригидного (негибкого, жесткого). Эта травма возникает в тот период, когда у ребенка развивается его индивидуальность, т.е. где-то в 3-5 лет. В этот период для ребенка очень важно, чтобы его признавали как отдельную личность с правом на свое личное пространство, как физическое, так и психологическое. И если родитель слишком строг со своим ребенком, проявляет нетерпимость к его поведению, игнорирует его пожелания, постоянно критикует и наказывает свое чадо, особенно ограничивая его в чем-то, то ребенок воспринимает такое поведение, прежде всего, как неуважение по отношению к себе, неприятие своей личности.

Ребенку кажется несправедливым то, что для того, чтобы его любили, ему недостаточно быть самим собой, он должен еще и выполнять какие-то правила, навязанные ему извне. И хотя прививание ребенку социальных норм — это неотъемлемая часть его воспитания и залог успеха в его последующей социализации, слишком жесткое их навязывание, без учета текущего состояния ребенка, вызывает у него чувство протеста и ощущение несправедливого к нему отношения.

Пытаясь избежать этого ощущения, ребенок старается отгородиться от него, чтобы сохранить контакт с родителем. Отрицая свое чувство, что что-то не в порядке в его отношениях с одним или обоими родителями, ребенок вырабатывает в себе жесткость, как некую предохранительную ширму, от которой отскакивают все те мелочные придирки и упреки, которые исходят от них. Т.о. образуется маска ригидного, т.е. жесткого и бесчувственного. Но эта толстокожесть — только видимость. На самом деле ригидный человек продолжает раниться этими шипами критики, но учится просто не обращать внимания на свою боль, воспринимая ее как некий фон, не имеющий к нему прямого отношения.

Для ригидного человека характерно пропорциональное, хорошо развитое тело с прямыми плечами, почти равными по ширине бедрам (конечно же, с учетом половой принадлежности). Но при этом его тело носит черты той же ригидности, отсутствия нужной гибкости, что и его эмоциональная сфера. Ригидный человек любит носить обтягивающую одежду и тесные пояса, которые с одной стороны, подчеркивает стройность его талии, а с другой, укрепляют это уязвимое место, сообщая ему дополнительную жесткость.

Кроме того, именно в животе и в зоне солнечного сплетения сосредотачиваются наши эмоции. Т.о. с помощью пояса он как бы подавляет, зажимает их в себе. Этой же цели служат и хорошо развитые мышцы пресса, которым ригидный тип может уделять особое внимание, стремясь к абсолютной плоскости и подтянутости своего живота. Вообще же ригидный тип придает большое значение своей внешности, стараясь сохранить стройность и подтянутость тела. При этом, он как будто нарочно игнорирует такую его характеристику, как гибкость.

Но именно гибкости больше всего и не хватает его телу. Его мышцы напряжены, постоянно удерживая спину прямо, а плечи развернутыми. Но самая напряженная зона находится в шее, призванной жестко держать гордо поднятой голову. Еще одна характерная черта ригидного типа — это зажатые челюсти, которые как бы удерживают чувства внутри, не давая им облечься в слова или рыдания. Движения его так же зажаты, как и тело, широкие, размашистые жесты — не его стихия. Зато взгляд таких людей ясный и отличается живостью, впрочем, как и ум.

С детства люди с травмой несправедливости привыкают к тому, что их больше ценят не за то, какие они есть, а за то, что они делают. Поэтому они вырастают людьми весьма трудолюбивыми и исполнительными. А главное, что с какими бы проблемами они не столкнулись в своей жизни, они стараются решить их без привлечения окружающих. При этом он старается, чтобы никто другой не заметил, что ему сейчас трудно, и поэтому сохраняет на лице маску оптимиста.

Пережив несправедливость по отношению к себе, ригидный человек стремится всегда и во всем быть справедлив с другими. Беда в том, что часто он путает безукоризненность и совершенство внешней формы со справедливостью по сути. Ему бывает трудно понять, что действуя безукоризненно со своей точки зрения или же с точки зрения общепринятой морали, он может в то же время быть несправедлив с точки зрения человеческих чувств и отношений.

Для ригидного типа, более чем для других характерно чувство зависти. Оно обуславливается его восприятием мира, которое он считает объективным и правильным, где каждому отведено место, соответствующее его заслугам (сообразно его же внутренним критериям). Поэтому, когда кто-то занимает не свое место в его картине мира, то он воспринимает это как вопиющую несправедливость. Если менее достойный по его мнению человек получает больше, чем он сам, это пробуждает в нем сильное возмущение и чувство зависти.

Меряя других столь жесткой меркой, ригидный тип применяет ее и к себе самому. Он также как и другие должен заслужить, а не просто получить все блага. Поэтому он следит за тем, чтобы его усилия были оценены справедливо и по достоинству. И если он сам оказывается в ситуации, когда получает больше того, чего по своему мнению заслуживает, то всегда находит способ потерять полученное. Некоторые даже могут попросту отказаться от незаслуженного вознаграждения.

Жесткость ригидного человека проявляется и в его черно-белом взгляде на мир. Для него не существует полутонов, он стремится к некому абсолюту. Если нельзя, то нельзя всегда и везде, всем и каждому, и не взирая на обстоятельства. Его жизненные правила жестки и равны для всех, как Прокрустово ложе. Да и в речи своей он привык использовать слова-абсолюты и преувеличения, такие как Никогда, Всегда, Очень, Сильно, Все, Никто.

Фраза Ты никогда меня не понимал, характерна для такого типа личности. При этом такой человек сам не способен понять, что одной этой фразой делает то же, что в свое время сделали с ним — перечеркивает индивидуальность другого в угоду своей картины мира, своим правилам, своим ощущениям. А разве может быть так, что рядом живущий человек действительно не понимал его все эти годы? Тогда зачем ты так долго с ним жил?

Стремление ригидного типа к вселенской справедливости находит выражение в его религиозности. Ведь вопросы добра и зла, правды и неправды имеют для него первостепенную важность. Находя единомышленников в той или иной религиозной общине или другой группе, он укрепляется во мнении, что его взгляды на жизнь правильны, а значит, их нужно донести и до других. И он будет жестко отстаивать то, во что верит, думая, что несет людям добро, в то же время, проявляя ту самую нетерпимость, от которой сам страдал в детстве.

Но требуя слишком многого от других, ригидный человек еще более требователен к себе, зажимая движения своей души в жесткие рамки придуманных им же самим правил. С одной стороны эти правила охраняют его, избавляя от необходимости продумать или прочувствовать сложившуюся ситуацию, а значит и от вероятности пережить новую боль. С другой стороны, они же и ограничивают его, лишая той самой свободы и индивидуальности, за которую он изначально боролся.

Для ригидного самое страшное — это оказаться не на высоте, ошибиться. Ему не так важно жить счастливо, для него гораздо важнее жить правильно. Ригидный человек довольно трудно принимает любое решение, а уже приняв его, начинает сомневаться в правильности своего выбора. Что бы он не решил, он всегда переживает о том, от чего он отказался, а не что он в результате приобрел. Если он устроил своей семье роскошные выходные, то позже непременно упрекнет себя за то, что не предвидел, что эти деньги могли бы пригодиться на внезапно возникшую необходимость ремонта сломавшейся машины.

Ригидному типу очень трудно расслабиться и позволить себе испытать даже позитивные чувства. Он не позволяет себе просто отдохнуть и развлечься. Над ним всегда довлеют те обязательства, которые он добровольно взвалил на себя. Если он отдыхает, когда кто-то работает, то он чувствует себя крайне дискомфортно, видя в этом несправедливость. Поэтому даже на отдыхе он не расслабляется полностью, его руки и ноги остаются напряженными даже тогда, когда он просто лежит, загорая на пляже или смотря телевизор.

Ригидный человек не любит принимать подарки. Ведь он их не заслужил! А быть чьим-то должником он не привык. Поэтому, если он все же вынужден был принять подарок, то старается побыстрее ответить любезностью и подарить визави подарок той же стоимости и значимости. То же самое касается ситуации, когда кто-то предлагает оплатить общее застолье. Тем самым он вынуждает ригидного человека принять на себя ответное обязательство, что вызывает у него сильный внутренний дискомфорт, от которого он стремится избавиться как можно скорее.

Человек с ригидной маской редко болеет — у него просто нет права на подобные глупости. Зато если его здоровье все-таки выходит из стоя, то это действительно серьезно. Это значит, что организм уже исчерпал свои ресурсы, и произошел серьезный сбой, от которого уже нельзя отмахнуться как от чего-то несущественного. И тогда ригидный с удивлением восклицает: Что же это такое? Никогда раньше не болел, а теперь одна проблема за другой!

Будучи весьма чувствительным к психологическим прикосновениям других людей, ригидный человек старается их избежать. Надежной защитой от них ему служит репутация человека холодного, безэмоционального. Но такое же нежелание вступать в близкий контакт с окружающими может выражаться и в физической форме, тогда у ригидного типа могут развиться кожные заболевания. Ведь если к человеку неприятно прикасаться — это самая надежная защита от всяческих поползновений в его адрес.

В своей сексуальной жизни ригидный тип весьма скован. Здесь он также не может позволить себе получить удовольствие в полной мере, без оглядки на правила и условности. У него существует масса табу и правил относительно того, как должно и не должно себя вести в постели. Будучи внешне весьма привлекательным, ригидный тип может вначале принимать знаки внимания от противоположного пола, но затем холодно осаживать столь предосудительное для себя поведение. Часто ригидная личность создает для себя недостижимый идеал партнера, а когда жизнь показывает всю его несостоятельность, жестоко разочаровывается в нем. Именно боясь ошибиться в своем выборе, ригидный человек боится приблизить к себе партнера, а тем более вступить с ним в связь.

Маска ригидного часто скрывает под собой другую маску — маску беглеца, которая развивается вследствие травмы отвержения. Ведь будучи изначально отвергаемым родителями, маленький человечек стремится завоевать для себя их любовь своими поступками. Но несмотря на все его усилия стать более совершенным, он не получает той любви, к которой стремится, что и вызывает у него отчаяние и жгучее ощущение несправедливости. Поскольку отказаться от шанса завоевать любовь родителей просто немыслимо, то ребенок принимает решение стать настолько совершенным, что его просто невозможно будет не полюбить. А быть совершенным — значит контролировать все свои порывы и желания, особенно плохие. Вот так постепенно человек с годами загоняет себя во все более и более жесткие рамки.

Вот мы с Вами и изучили те пять основных травм, которые может пережить каждый человек. У одного человека могут в разной степени наблюдаться признаки всех пяти травм, а у другого видна будет только одна, третий будет носить две или три маски, свойственные каждой из них. Какова бы ни была Ваша ситуация, помните, что все можно исправить, достаточно лишь захотеть это сделать. И сама жизнь предоставляет нам такую возможность, постоянно повторяя те травмирующие ситуации, которые привели нас к сегодняшнему положению. Только научившись правильно на них реагировать и отпустив прежние обиды, мы сможем избавиться от своих масок, а вместе сними и от тех ограничений, которые они на нас накладывают.

Понравилась статья?

Подпишись на свежие обновления сайта, чтобы первым получать новые статьи себе на почту:

!
Share this post for your friends:
Friend me:
Запись опубликована в рубрике Личность с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Психологические травмы и маски им соответствующие. Часть вторая.

  1. Нина говорит:

    Просто поверить не могу в такое. Ведь, галифе у женщины, например, будет результатом передающихся по наследству особенностей фигуры, плюс неправильное питание и образ жизни. Но не может же быть, что у каждой это именно маска предательства?

    • admin говорит:

      Генетику, конечно никто не отменял и поглощенные лишние калории откладываются только в жир, особенно при сниженном обмене веществ. Но верно и то, что мы получаем по наследству не только гены, но и приобретаем вместе с общением и воспитанием родителей их ценности и установки, их отношение к жизни,а также травмы и маски.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *